Центр юридических услуг

Все о ваших правах

Законы государства и законы гуманизма

Диалог «Законы» является последним сочинением Платона. В нём он изложил второй проект наилучшего государственного устройства, приближая его к действительности греческих полисов. «Законы» — это огромное произведение в двенадцати книгах, по объему превышающее любой диалог Платона.

Количество «народонаселения» в государстве должно быть достаточно для защиты и не настолько велико, чтобы затруднить сохранение порядка. Контингент колонистов устанавливается в 5040 человек; это, по мнению Платона, наиболее подходящее число граждан для нормального функционирования города. Установленное количество граждан должно всегда оставаться неизменным. Так, правители принимают меры, чтобы это количество никогда не увеличивалось и не уменьшалось, поощряя или воздерживая деторождение; в случае избытка населения, лишние выселяются в колонии. В число граждан не входят рабы и иностранцы, которые занимаются земледелием, ремеслами и торговлей. Наличие рабства является одной из предпосылок платоновской конструкции второго по совершенству государства. Платон отмечает, что «граждане будут снабжены достаточным по мере сил количеством рабов». Платон отказывается от коллективной собственности философов и воинов и устанавливает для граждан единый порядок пользования имуществом. Земля является собственностью государства и делится на равные по плодородию участки.

Платон различает правильные и неправильные законы. Правильными он считает лишь те законы, которые установлены ради общего блага всего государства в целом, а не какой-то узкой властвующей группы. Остальные законы, не удовлетворяющие этому требованию, — неправильные. В «Законах» Платон основную ставку делает на детальные и суровые законы, которые скрупулезно и жестоко регламентируют публичную и частную жизнь людей, определяя распорядок дня и ночи. Существенное значение придается идеологической обработке проектируемого государства путем внушения представлений о божественности и незыблемости учрежденных порядков и законов, суровых, загробных карах за их нарушение.

Большое внимание Платон уделял вопросу о законе, являющемуся одним из главных во всей его системе политических взглядов. Платон связывает понятие закона со справедливостью. Закон есть то, что устраивает всех людей, делает их жизнь в сообществе друг с другом вполне приемлемой: «Людям необходимо установить законы, иначе они ничем не будут отличаться от самых диких зверей». Платон считал, что закон и порядок понятия тождественные. Закон — основная опора, на которой держится государство. Защищая интересы граждан, он все-таки высшей целью имеет благо государства. Закон должен быть выше правителей, являющихся лишь слугами закона. В противном случае государство гибнет. Право менять закон Платон представляет властителям. И хотя философ неоднократно подчеркивает мысль о том. Что закон должен быть полезным, прежде всего для государства, то есть соблюдать интересы всех граждан, он понимает, что осуществить это очень трудно, так как при каждом правлении устанавливаются законы, выгодные правителям.

В «Законах» он выступает за потребительское равенство всех сословий и подчеркивает, что «часть, предназначенная для господ, ничем не должна быть больше остальных двух частей, предназначенных для рабов, а равным образом и для чужеземцев. Надо произвести разделение так, чтобы все части были вполне равны и в отношении качества»

«Законы» являются более подробным политическим проектом, и это объясняется крайним недоверием Платона к людям и его стремлением все предусмотреть и предначертать. Он хочет связать волю правителей и граждан законодательством, которое должно быть строго охраняемо от всяких нововведений. Вместо абсолютного правления философов, Платон предлагает неизменное законодательство, написанное философом для безусловного исполнения.

Вопросы государства и права в диалоге «законы»

«Законы» обширны и охватывают самые разнообразные проявления человеческого общежития. Здесь Платон, как бы разочаровавшись в практическом осуществлении своего идеала, изображенного в «Государстве», отступает в некоторых положениях и требованиях.

«Законы» — детище уже умудренного жизнью и во многих отношениях разочарованного в ней человека. Они представляют собою неторопливую беседу трех стариков, текущую медленно, с повторами, возвратами к прежним мыслям, с углублением и оттачиванием тонкостей законодательства того общества, которому было дано теоретическое обоснование в «Государстве».

Платон подробно описывает организацию государственной власти и законы наилучшего строя. В отличие от первого проекта здесь проводятся идеи смешанной формы государства и сочетания моральных методов осуществления власти с правовыми методами. Идеальным государственным устройством Платон называет правление, где совмещены начала демократии и монархии: демократический принцип арифметического равенства (выборы по большинству голосов) и монархический принцип геометрического равенства (выбор по заслугам и достоинству). Демократические начала государства находят свое выражение в деятельности народного собрания. Все выборные государственные органы и правители обязаны действовать в точном соответствии с законом.

Однако Платон не абсолютизирует роль закона, так как и последний имеет пределы, обусловленные ограниченностью ситуаций, которые он должен регулировать, и спецификой исторической эпохи, когда этот закон был целесообразен. Человеческий разум должен стоять выше закона и в случае необходимости корректировать его или заменять на новый. Никому, под страхом смертной казни, не позволяется нарушать закон. Платон указывает два средства, с помощью которых законы выполняются: убеждение и сила. При этом отмечает, что законодатели часто забывают про первое и злоупотребляют вторым. С помощью убеждения государство должно кропотливо и систематически воспитывать у своих граждан такую способность, как умение подчиняться. Платон говорит, что граждане обязаны повиноваться законам не слепо, а с полным сознанием их разумности, пользы и даже необходимости. Способность подчиняться философ ставит выше умения властвовать.

Политическим правами обладают только граждане, основным делом которых является поддержание и соблюдение общегосударственного устройства. Граждане являются равноправными, но принципы равенства трактуется Платоном аристократически. Полноправные граждане не занимаются ни земледелием, ни торговлей, ни ремеслами. Лица, занятые физическим трудом, исключаются из числа граждан. Ремесла совершенно воспрещаются не только гражданам, но даже их слугам. Граждане должны посвящать себя государственной жизни. Ремесленники сохраняют личную свободу, но прав гражданства не имеют; правительство распределяет их по стране в соответствии с потребностями в их труде. Земледельческий труд осуществляется рабами. Таким образом, граждане живут за счет труда рабов и ремесленников.

Хотя «Законы» и являются проектом, наиболее приближенным к действительности, Платон и здесь остается чистым идеалистом. Несмотря на то, что он хотел представить устройство, приспособленное к человеческой природе, однако и здесь свобода вполне приносится в жертву общественной цели.

Законы общества, государства и социальная технология

Законы общества и государства часто рассматриваются как тождественные. Однако это не так, поскольку они имеют совершенно разную природу: первые объективны, формируются как результат действий больших масс людей, вторые обусловлены волей и сознанием правителей и немногочисленных законодателей.

Существует два основных подхода к рассмотрению этой проблемы.

Право обязательно вовлекается в политику – экономическую, социальную, национальную, религиозную и др. А всякая широкомасштабная политика должна быть не личностной, а инструментальной. В этом отношении право является мощным технологическим инструментом общественного развития, но только в том случае, когда оно (право) научно обосновано.

Общественные законы – это законы действия больших масс людей, а результаты общественной и индивидуальной деятельности во многом зависят от степени расхождения или совпадения их интересов, поэтому требование учёта интересов людей в процессе законотворчества является наиважнейшим. Чтобы эти интересы реализовать и защитить, важно не только понять ближайшие и отдалённые цели, которые организуют деятельность людей, но и законодательно их отразить.

Во-вторых, в силу того что законы государства – это законы нормативные, человек всегда оценивает их, «примеряет на себя». Поэтому разработка законов (законотворчество) издавна волновала человека. Ведь закон для него может быть «хорошим» и «плохим», «правильным» и «неправильным». В зависимости от того, что принимается за основу законотворчества, даётся объяснение принципам разработки законов, позволяющим их сделать такими, чтобы и правопорядок соблюдался, а индивиды были свободны.

Российскому обществу для эффективного осуществления социально ориентированных реформ необходимо сильное правовое государство. Но реализовать свои задачи оно сможет, лишь опираясь на научную технологию в сфере права. А для того чтобы эта технология влияла на общество, необходимо такое важное условие, как правовой контроль над властью самого государства.

Государственные юридические законы, во-первых, являются «законами долженствования» (такая оценка встречается у И. Канта). Они – суть правила, которые людям надлежит соблюдать. И.А. Ильин по этому поводу писал: «Каждый раз, как живой человек действует или совершает известный поступок, он может делать своё дело лучше или хуже. При этом если он живёт сознательной жизнью, он имеет возможность обдумывать свой образ действий, выбирать лучший путь и решать в его пользу. Во всех этих случаях человек имеет перед собою известные правила, которые указывают ему искомый лучший жизненный путь. Эти правила говорят не о том, что существует на самом деле; но о том, как следует жить, действовать и поступать. Эти правила могут быть названы законами потому, что они указывают постоянный и необходимый порядок, который людям надлежит осуществить в их деятельности».

Общественные законы выражают последовательность развития явлений, их устойчивые, необходимые связи и отношения, а законы государства, подразумевающие запреты, обязанности, права и свободы людей, могут определяться случайными или временными конъюнктурными связями в конкретной правовой ситуации.

Второй подход вытекает из материалистического понимания истории, исследующего законотворчество как процесс отражения требований законов общественного развития. С этой точки зрения законы общественного развития рассматриваются как объективные, несмотря на то, что творят их люди. Под определяющей силой развития общества понимается способ производства материальных благ как единство производительных сил и производственных отношений. Он не навязывается какой-то чуждой силой, «мировым духом» или «мировой волей», а создаётся самими людьми, но в конкретных исторических условиях, не зависящих от их воли и сознания. Поэтому способ производства определяет всю политическую и духовную жизнь, он формирует потребности, интересы, моду, юридические нормы. Другими словами, каков способ производства, таковы и юридические законы, а смена способа производства неизбежно влечёт за собой изменение не только форм собственности, но и юридических форм её закрепления – законов.

Отмечают два подхода к исследованию проблемы соотношения законов государства и социальной технологии: марксистский и либерально-сциентистский. Согласно первому, политическая власть осуществляет контроль над всей деятельностью общества, проектируя эту жизнь посредством права, выражающего требования законов общественного развития. Второй подход, который, в частности, отстаивал К. Поппер, предполагает свободу действия социальных институтов и частных лиц, предоставляемую им в определённых, необходимых для достижения целей пределах.

Таким образом, человеческая жизнедеятельность имеет две стороны: объективную и субъективную. Первая детерминирована объективными условиями. Вторая зависит от свойств социального субъекта – воли, профессионализма, нравственных качеств, ценностных установок и т.д. Но обе эти стороны связаны с правом.

Первый подход исходит из исследования самого процесса законотворчества, стремящегося к определённому идеалу. Так, И.А. Ильин утверждал, что для формирования «правильных» законов необходимо иметь «верное и отчётливое» представление о том, что есть лучшее. Однако у каждого своё представление о лучшем. Для художника лучшее – это красота, для этика – добро и т.д. Поэтому правопорядок в обществе как «элементарную обеспеченность и духовную полноту жизни», по И.А. Ильину, могут обеспечить законы, имеющие в своей основе «юридическое лучшее» – справедливость.

Обыкновенные законы, издающиеся в процессе текущей законодательной деятельности, составляют основную массу законов. Порядок их принятия более простой. В Российской Федерации они носят название – федеральные законы и считаются принятыми, если за их утверждение подано более 1/2 голосов от общего состава депутатов Государственной Думы. Не все из них подлежат обязательному утверждению Советом Федерации.

Такие законы используются для унификации, достижения максимального единства правовых систем государственных образований, входящих в состав Федерации (штатов, земель, республик, областей и т.д.), либо в определенное конфедеративное сообщество государств. Активно используется практика подготовки и издания модельных законов Межпарламентской ассамблеей стран СНГ. В США такие акты являются рекомендательной основой для законодательной деятельности отдельных штатов.

Законы государства и законы гуманизма

Отдельным видом закона является так называемый модельный закон — типовой акт, содержащий рекомендации для деятельности нижестоящих органов законодательной власти, варианты возможных правотворческих решений.

Как самостоятельный источник права закон сложился давно и пришел на смену правовому обычаю (Законы Хаммурапи в Древнем Вавилоне, Законы XII таблиц в Древнем Риме, Саксонское зерцало в средневековой Европе, Русская Правда на Руси и др.). В эпоху рабовладения и феодализма законы в основном служили формой обработки и систематизации действующих правовых обычаев или прецедентов.

1) в нем обычно формулируются нормы, регулирующие наиболее важные, принципиальные вопросы общественной жизни, определяющие нормативные основы той или иной отрасли (института) законодательства;

В правовой системе могут существовать и иные виды кодификационных актов: уставы, положения, правила и т.д.

Второй вид – федеральные конституционные законы (в некоторых зарубежных странах, например, во Франции, их называют органические законы). Это такие акты, необходимость принятия которых предусмотрена непосредственно конституцией. Они являются своеобразным «продолжением» конституции, их нормы развивают и конкретизируют отдельные ее положения (в России это законы о Правительстве РФ, о Конституционном Суде РФ, об Уполномоченном по правам человека и др.). Для конституционных законов установлена более сложная процедура их прохождения и принятия.

В период буржуазно-демократических революций, когда был провозглашен принцип сосредоточения законодательной власти в руках народного представительства (парламента), за законом, принимаемым парламентом, стала признаваться высшая юридическая сила, верховенство и непререкаемость по отношению к другим правовым актам государства.

Обыкновенные законы в свою очередь делятся на кодификационные и текущие.

6) акт кодификации всегда значителен по объему, имеет сложную структуру. Это своеобразный укрупненный блок законодательства, обеспечивающий более четкое построение системы нормативных предписаний, а также удобства их использования непосредственно отражающий и цементирующий научно обоснованное распределение нормативного материала по предмету и методу правового регулирования. Что касается принятия комплексных кодексов, то оно призвано быть дополнительным направлением кодификационных работ.

Наивысшей юридической силой среди всего массива законов обладает конституция (см. схему 21), а также законы, вносящие изменения и дополнения в конституцию. Будучи основным законом государства, она определяет организацию государственной власти, закрепляет основы конституционного строя, основные права и обязанности граждан, федеративное устройство, систему государственных органов, их полномочия и порядок формирования, основы правосудия, избирательную систему. Конституция — государственно-политический документ учредительного характера, основополагающее начало всей правовой системы, юридическая база для текущей законодательной и всей правотворческой деятельности.

Высшая юридическая сила закона означает, что никакой другой орган кроме высшего органа законодательной власти не может отменить или изменить закон. Принятие нового закона неизбежно влечет необходимость отмены или внесения изменений во все другие акты по тому же вопросу, которые противоречат его содержанию. Высшая юридическая сила закона означает также, что акты всех иных государственных органов носят производный характер, не могут ему противоречить.

Возникают и иные, им подобные вопросы, на которые не всегда можно найти убедительные ответы. Один из них, очевидно, может заключаться в том, как писал французский государствовед и правовед Леон Дюги, что «закон есть выражение не общей воли, которой не существует, и не воли государства, которой также нет, а воли нескольких голосующих человек. Во Франции закон есть воля 350 депутатов и 200 сенаторов, образующих обычное большинство в палате депутатов и в сенате. Вот факт. Вне этого имеются лишь фикции и пустые формулы. Мы не желаем их».

· право есть творение государственной власти и правом следует считать все официальные источники норм независимо от их содержания;

Закон и право

И дальше: «Если закон есть выражение индивидуальной воли депутатов и сенаторов, то он не может быть обязательным для других воль. Он может быть обязательным только как формулирование нормы права или как применение ее и лишь в этих пределах. В действительности все законы делятся на две большие категории: на законы, формулирующие норму права, и на законы, принимающие меры к ее исполнению. Я называю первые нормативными законами, а вторые конструктивными законами».

Не дают удовлетворительного ответа на поставленный вопрос и другие, выдвигавшиеся в более поздний период, вплоть до настоящего времени, критерии и подходы. Пытаясь решить эту проблему и хотя бы в приближенном виде обозначить грань между правом и законом, авторы нередко обращаются, в частности, к различным моральным категориям — справедливости, добру, гуманности, злу и др. Право при этом определяется не иначе, как «нормативно закрепленная справедливость».

Что же касается государства, то оно при таком правопонимании не только не рассматривается в качестве творца или источника права, но, наоборот, само представляется повсеместно связанным, или, по крайней мере, значительно ограниченным в своих действиях правом. Оно представляется в качестве института, который не столько устанавливает, сколько формулирует или выводит право, благодаря законотворческой деятельности, из объективно существующей экономической, социально-политической и иной действительности.

Проблема соотношения права и закона возникла практически одновременно с правом. Она ставилась еще в древние времена (Демокрит, софисты, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Цицерон, римские юристы) и до сих пор остается центральной в правопонимании.

Актуальность проблемы соотношения права и закона сохраняется и поныне. Более того, она не только сохраняется, но периодически, особенно в переходные, сопровождаемые усилением социальной напряженности в обществе, периоды, значительно обостряется. Причина этого усиления внимания заключается в том, что эта, на первый взгляд сугубо «кабинетная», академическая проблема имеет не только и даже не столько теоретическое, сколько прикладное, практическое значение.

Еще в конце XIX начале XX веков в отечественной и зарубежной литературе в качестве такого критерия предлагалось, например, считать «общую волю», то есть волю всего общества, нации или народа. По логике подобных предложений следовало считать правовыми лишь такие законы или иные нормативные акты, которые адекватно отражают эту волю. Все же остальные законодательные акты следовало причислить к разряду неправовых Емельянов С.А. «Право: определение понятия». М., 1992, с.-3-4.

1. Право и закон следует различать. Закон (официальные источники норм) — это форма выражения, объективирования права вовне, а право — единство этой формы и содержания (правил поведения).

Признано, что право и государство являются самостоятельными (в том смысле, что исторически не государство порождает право) продуктами, результатами общественного развития. В такой же степени независимы от государства и современные процессы правообразования: они идут в недрах общественного организма, проявляют себя в виде устойчивых, повторяющихся социальных отношений и актов поведения, формируются как правовые притязания общества и фиксируются общественным сознанием. А уже дело государства — выявить эти притязания и, основываясь на началах справедливости, возвести их в закон, т.е. оформить в официальных источниках как общеобязательные правила поведения. Таким образом, право как единство содержания и формы складывается в результате взаимодействия общества и государства: содержание права (сами правила поведения, информационная сторона права) создается объективно, под воздействием социальных процессов, а форму праву придает государство. Лазарев В.В., Липень С.В. «Теория государства и права. 2-е издание». Москва, 2000, с.-138

При различении права и закона обращают внимание на одну сторону проблемы: возможность внеправового содержания у правовой формы (закона). Однако уместен и другой вопрос: а может ли вообще право существовать вне какой-либо формы объективирования?

Разумеется, эта значимость обусловлена прежде всего характером и особенностями самой проблемы, суть которой кратко сводится к тому, что не все нормативные акты законы исходят (издаются или санкционируются) от государства и являются правовыми законами.

Основное отличие ИГ от других государств и регионов, где применяются нормы шариата, заключается в том, что «Исламское государство» заявило о создании на своей территории халифата. Как заявил американской газете Atlantic известный британский защитник прав мусульман Анжем Чудэри «возможно, 85 % шариата… находится в бездействии, пока у нас нет халифа». Например, за пределами халифата вовсе не обязательно было ампутировать руки ворам, пойманным на месте преступления.

8. Кража или грабеж будут наказаны ампутацией руки.

Таким образом, «Исламское государство» обещает построить свои законы не просто на социалистических принципах, а едва ли ни первыми в мире полностью реализовать принципы вэлфера.

7. Конфискованные у бывших властей деньги становятся общественным достоянием.

4. Конкурирующие политические или вооруженные организации не допускаются.

Мусульманское право разрешает только временные мирные договоры – длительностью не более десятилетия. Халиф должен вести джихад, по крайней мере, один раз в год. Т.е. повторения истории с Красными Кхмерами, которые убив приблизительно треть населения Камбоджи, заняли ее место в Организации Объединенных Наций в случае с «Исламским государством» наверняка не будет.

11. Могилы и святыни запрещены, уже имеющиеся будут уничтожены.

Законы Исламского государства

10. Всем мусульманам настоятельно не рекомендуется пропускать групповые молитвы в мечетях. Во время намаза все магазины и другие светские заведения должны быть закрыты.

Самое интересное, что, по шариату, все мусульмане обязаны иммигрировать на территорию, где действует халиф. Это факт, в частности, служит основанием для призыва мусульманок, даже из европейских стран, приезжать в ИГ, чтобы служить на поприще Джихад ан-никаах.

Одним из главных принципов законов ИГ является такфир. Доминирующую роль этой идее придал Абд аль-Ваххаб (родоначальник ваххабизма) более двух веков назад. Он осудил всех мусульман, которые почитают умерших, святых или ангелов, поскольку такие чувства умаляют полное подчинение, которое нужно испытывать по отношению к Богу, и только к Аллаху. Абд аль-Ваххаб требовал послушания, которое нужно демонстрировать физическими и моральными способами. Он утверждал, что каждый мусульманин должен принести личную клятву в покорности единственному главе мусульман (халифу). «Те, кто не соответствует таким взглядам, должны быть убиты, их жены и дочери отданы на поругание, а их имущество конфисковано», – писал аль-Ваххаб.

«Халиф» ИГ Абу Бакр аль-Багдади разрешает христианам жить на территории ИГ, пока они платят пошлину, известную как jizya, и признают власть «Исламского государства».

Очевидно, что это временные законы переходного времени.

Proudly powered by WordPress