Центр юридических услуг

Все о ваших правах

Прения верховного суда

В своей речи защитник не вправе занимать позицию вопреки воле подзащитного (кроме случая, когда он убежден в самооговоре подсудимого) 4 Такие действия защитника могут повлечь отмену приговора (см., например, апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 декабря 2014 г. № 19-АПУ14-38 // СПС «Гарант»). . Отсюда же следует, что позиция защитника должна быть однозначной . Если подсудимый признал свою вину, то так называемая «альтернативная позиция» защитника, например, когда он просит суд оправдать доверителя и одновременно указывает на обстоятельства, смягчающие наказание, противоречит закону, так как убежденность защитника в самооговоре доверителя исключает апелляцию к смягчающим обстоятельствам, исследование которых предполагает признание подсудимым вины.

Участие в прениях обвинителя и защитника обязательно 1 Отказ защитника от участия в прениях сторон является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое может повлечь отмену приговора (см., например, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 сентября 2008 г, № 30-008-9 // ВВС РФ. 2009. № 5). . Потерпевший вправе принять участие в прениях сторон (отказать ему нельзя) 2 В течение долгого времени потерпевший не имел права принимать участие в судебных прениях, так как считалось, что от имени обвинения должен выступать только прокурор, иначе возникает чрезмерная нагрузка на защиту (неравенство сторон). В советской науке уголовного процесса по этому поводу велись длительные дискуссии. Однако сегодня закон предоставил потерпевшему такое право, в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ. . Иные участники (подсудимый, гражданский истец, гражданский ответчик) могут заявить ходатайство об участии в прениях, т.е. их участие не является безусловным. Применительно к подсудимому суд должен выяснить, чем обусловлено его желание выступить в судебных прениях, с учетом того, что ему впоследствии будет предоставлено последнее слово. Если доводы подсудимого признаны убедительными, то суд должен разрешить ему выступить. Что касается гражданского истца и ответчика, то их участие в прениях может быть связано только с заявленным гражданским иском. При этом гражданский истец в подавляющем большинстве случаев одновременно является потерпевшим, т.е. и так участвует в судебных прениях, поэтому повторное слово ему не предоставляется, если только он не убедит суд, что по каким-то причинам не смог затронуть вопрос о гражданском иске в своей основной речи.

Последовательность выступлений определяется судом, однако, что вполне логично, первой выступает сторона обвинения. Реализуя принцип благоприятствования защите (favor defensionis), закон предоставляет право последнего выступления и последней реплики стороне защиты .

В любом случае мнение прокурора относительно меры наказания не имеет для суда обязательной силы и ни в какой мере не связывает суд при вынесении приговора. Другими словами, оно не ограничивает для суда пределы судебного разбирательства по смыслу ст. 252 УПК РФ. Суд полномочен назначить наказание как более мягкое, так и более суровое по сравнению с тем, что просил прокурор.

Курс уголовного процесса

Структура и пределы прений сторон. Как уже говорилось в начале данной главы, наличие обособленного этапа прений сторон — характерная черта судебного разбирательства, построенного по континентальной модели. Прения представляют собой: а) речи и б) реплики, т.е. краткие ответы на выступление противной стороны. В них подводятся итоги судебного следствия и формулируются выводы сторон относительно основного вопроса уголовного дела о виновности подсудимого и иных вопросов, разрешаемых одновременно с постановлением приговора. В самом общем виде можно сказать, что прения сторон представляют собой в континентальном уголовном процессе специально выделенный этап судебного разбирательства, в ходе которого сторонам предоставляется возможность высказать свою позицию (мнение) по делу суду, причем независимо от степени активности стороны в ходе судебного следствия. Тем самым этап судебных прений повышает роль сторон в судебном разбирательстве с активным судом, компенсируя судейскую активность и не давая суду возможность полностью «подавить» стороны, превратив их в статистов. В англосаксонском уголовном процессе надобность в таком этапе судебного разбирательства отпадает (стороны и так активны в ходе исследования доказательств).

После прокурора целесообразно предоставить слово потерпевшему (его представителю), если он желает участвовать в прениях. Затем настает черед стороны защиты.

После выступлений стороны при желании обмениваются репликами.

Учитывая важное значение последнего слова, законодатель установил ряд гарантий права подсудимого на его произнесение. Так, последнее слово предоставляется и подсудимому, удаленному из зала судебного заседания за нарушение порядка (ч. 3 ст. 258 УПК РФ). Прерывать подсудимого, ограничивать время на последнее слово запрещено (ч. 2 ст. 293 УПК РФ), если, конечно, подсудимый не злоупотребляет своим правом на последнее слово и говорит по существу. Непредоставление подсудимому права на последнее слово является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим безусловную отмену приговора (п. 7 ч. 2 ст. 389 17 УПК РФ).

Однако судебное следствие в современном российском уголовном процессе построено по англосаксонской модели, т.е. стороны имеют возможность сделать необходимые комментарии и пояснения к доказательствам в ходе их представления (исследования). Поэтому на практике прения могут быть весьма скоротечными.

Последнее слово подсудимого, как и прения сторон, опирается на результаты судебного следствия. При необходимости исследования новых обстоятельств необходимо его возобновить, что может быть сделано в том числе по инициативе суда (например, в случае, когда подсудимый стал в ходе последнего слова сообщать какие-то значимые для дела фактические сведения).

Если прокурор приходит к выводу о необходимости отказаться от обвинения, то заявлять об этом следует именно в прениях сторон, т.е. после исследования всех обстоятельств дела в судебном следствии. Несмотря на то, что закон формально не содержит запрета отказываться от обвинения и на других этапах судебного разбирательства, именно такой вывод следует сделать из Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П.

Выступление обвинителя. Прения сторон открываются речью обвинителя, в которой обвинитель еще раз напоминает об обвинении, предъявленном подсудимому, приводит доказательства, изобличающие подсудимого в совершении преступления, указывает на установленные смягчающие и отягчающие обстоятельства, обосновывает свою позицию по гражданскому иску и иным вопросам, рассмотренным в судебном следствии.

ФЕДЕРАЦИИ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ЗАЯВЛЕНИЙ, ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

д) если основанием для пересмотра судебного постановления названо признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием постановления по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации (пункт 3 части 4 статьи 392 ГПК РФ), то срок следует исчислять со дня, следующего за днем провозглашения решения, вынесенного по итогам рассмотрения дела, либо за днем его опубликования (статья 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»);

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от N 31 — О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений

Если заявитель ссылается на принятие Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления, в котором определена (изменена) практика применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле (пункт 5 части 4 статьи 392 ГПК РФ), то срок исчисляется со дня, следующего за днем размещения текста данного постановления Пленума на официальном сайте Верховного Суда Российской Федерации в сети Интернет или днем опубликования его в «Российской газете»;

д) судебное постановление может быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным пунктом 5 части 4 статьи 392 ГПК РФ, если в постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации. При этом следует иметь в виду, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в указанном случае допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении.

Заявление прокурора о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в интересах лиц, не привлекавшихся судом к участию в деле, должно быть обосновано применительно к требованиям части 1 статьи 45 ГПК РФ (часть 4 статьи 1 ГПК РФ).

8. Перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, содержащийся в частях 3 и 4 статьи 392 ГПК РФ, является исчерпывающим.

Вопрос о соблюдении указанного срока необходимо выяснять в судебном заседании. При этом следует иметь в виду, что пропуск срока обращения в суд без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении указанных заявления, представления, что должно быть обосновано в определении суда применительно к положениям части 4 статьи 198 ГПК РФ (часть 4 статьи 1 ГПК РФ).

в) постановление Конституционного Суда Российской Федерации может являться новым обстоятельством и в случае, если оно содержит иное конституционно-правовое истолкование нормативных положений, примененных в конкретном деле, в связи с принятием судебного акта по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации, и в силу этого влечет пересмотр судебного акта в отношении заявителя (пункт 3 части 4 статьи 392 ГПК РФ);

Преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда (пункт 3 части 3 статьи 392 ГПК РФ), являются основанием для пересмотра судебного постановления независимо от того, повлияли ли эти обстоятельства на результат рассмотрения дела.

Исходя из положений пункта 2 части 1 статьи 331 ГПК РФ определения названных судов, которыми дело не разрешается по существу, могут быть пересмотрены в случае, если они исключают возможность дальнейшего движения дела (часть 4 статьи 1 ГПК РФ).

1. Вступившие в законную силу решения судов первой инстанции, определения судов апелляционной инстанции, постановления и определения судов кассационной инстанции, постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим постановление.

9. Вновь открывшимися обстоятельствами, указанными в пункте 1 части 3 статьи 392 ГПК РФ, являются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления. При этом необходимо иметь в виду, что представленные заявителем новые доказательства по делу не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

Обстоятельств, которые в силу пунктов 2-4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях могли бы повлечь изменение или отмену обжалуемых актов, при рассмотрении настоящей жалобы не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

Как следует из материалов дела, на основании распоряжения Государственной инспекции труда в Мурманской области от 21 марта 2016 г. № 8-ПП/2016-1/74/132/26/1 в отношении ЗАО «Север Минерале» проведена плановая выездная проверка, в рамках которой установлено, что в нарушение требований статьи 76, части второй статьи 212, части второй статьи 213 Трудового кодекса Российской Федерации, Перечня работ, при выполнении которых проводятся обязательные медицинские осмотры работников работники филиала ЗАО «Север Минерале» Чернышев И.Н. (специалист отдела логистики и ценообразования), Зинюк Д.В. (региональный менеджер по продажам) и Рассолов B.C. (начальник отдела логистики и ценообразования) были допущены к работе (не отстранены от работы) без прохождения в установленном порядке обязательных медицинских осмотров.

В силу статьи 76 Трудового кодекса Российской Федерации на работодателя возложена обязанность отстранить от работы (не допускать к работе) работника, не прошедшего в установленном порядке обязательный медицинский осмотр, а также обязательное психиатрическое освидетельствование в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от № 34-АД 17-5

В обжалуемых актах при оценке приведенных доводов обоснованно отмечено, что положениями части второй статьи 213 Трудового кодекса Российской Федерации и пункта 15 названного Перечня предусмотрено проведение медицинских осмотров в отношении работников, занятых на работах в организациях торговли, без указания на конкретные виды торговли и реализуемую продукцию.

В соответствии с требованиями статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении на основании полного и всестороннего анализа собранных по делу доказательств установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения, предусмотренные статьей 26.1 данного Кодекса.

Фактические обстоятельства совершения обществом административного правонарушения подтверждены собранными по делу доказательствами, которые оценены на предмет допустимости, достоверности и достаточности по правилам статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Частью второй статьи 213 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работники организаций пищевой промышленности, общественного питания и торговли, водопроводных сооружений, медицинских организаций и детских учреждений, а также некоторых других работодателей проходят указанные медицинские осмотры в целях охраны здоровья населения, предупреждения возникновения и распространения заболеваний.

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц и Уставу ЗАО «Север Минерале» основным видом деятельности ЗАО «Север Минерале» является оптовая торговля машинами, оборудованием и принадлежностями к ним.

Положениями пункта 1 статьи 34 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее — Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ) определено, что работники отдельных профессий, производств и организаций при выполнении своих трудовых обязанностей обязаны проходить предварительные при поступлении на работу и периодические профилактические медицинские осмотры в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний, массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и профессиональных заболеваний.

В соответствии с частью 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых названным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Нарушений норм процессуального закона, влекущих отмену состоявшихся по делу актов, не допущено, нормы материального права применены правильно.

Имеет классный чин государственный советник юстиции 2 класса.

Постановлением Сената Парламента Республики Казахстан № 273-VI СП от 11 декабря 2017 года Асанов Жакип Кажманович избран Председателем Верховного Суда Республики Казахстан по представлению Президента Республики Казахстан.

С 1997 по 2001 годы занимал должности старшего помощника Генерального Прокурора Республики Казахстан — заместителя начальника Управления по надзору за законностью в социально-экономической сфере, затем начальника данного Управления, начальника Департамента по надзору за законностью в деятельности государственных органов Генеральной прокуратуры Республики Казахстан.

С 1993 по 1994 годы занимал должности старшего прокурора Управления общего надзора, начальника отдела по надзору за соблюдением законодательства о банках, финансово-кредитных отношениях и в контролирующих органах Управления общего надзора Генеральной прокуратуры Республики Казахстан.

С 2005 по 2006 годы работал заместителем исполнительного директора Общенационального союза предпринимателей и работодателей Казахстана «Атамекен», председателем совета директоров АО «Казахстанские коммунальные системы», президентом и членом совета директоров АО «Корпорация «Ордабасы».

В июне 2003 года Асанов Ж.К. назначен Вице-министром юстиции Республики Казахстан.

С февраля 2001 года по февраль 2002 года работал первым заместителем прокурора города Алматы.

С ноября 1994 года по ноябрь 1996 года работал консультантом, заведующим сектором Отдела обеспечения законности, правопорядка и судебной реформы Администрации Президента Республики Казахстан.

Председатель Верховного Суда РК

В 1996 году стал первым заместителем начальника Управления налоговой полиции по Южно-Казахстанской области.

В период с 1986 по 1993 годы работал в органах прокуратуры Кызылординской области на должностях старшего помощника прокурора г.Кызылорды, помощника, старшего помощника прокурора области и начальника отдела прокуратуры области.

С февраля 2002 года по июнь 2003 года – прокурор Павлодарской области.

25 апреля 2016 года Указом Главы государства назначен Генеральным Прокурором Республики Казахстан.

Proudly powered by WordPress