Центр юридических услуг

Все о ваших правах

Отграничение дачи взятки от получения

криминологический аспекты). Уфа. 1995. С. 34. Динека В.И. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы органов местного самоуправления. М., 2000. — С. 31.

С субъективной стороны взяточничество и коммерческий подкуп характеризуются прямым умыслом: виновный сознает, что передает (получает) незаконное вознаграждение, общественную опасность этих деяний и желает совершить это. Отличие состоит в том, что при коммерческом подкупе умысел направлен на совершение конкретного действия (бездействия), т. е. является только определенным. Если же при взяточничестве от получателя взятки ожидается общее покровительство или попустительство по службе, то умысел — неопределенный.

[44] См.: Лопашенко Н.А. О предмете коммерческого подкупа // Нормотворческая и правоприменительная техника в уголовном и уголовно-процессуальном праве: Сборник научных статей / Под ред. Л.А. Кругликова. Ярославль, 2000. — С. 64.

[24] Краснопеева Е. Предмет взятки и квалификация содеянного // Законность. 2001. № 8. С. 3.

[50] См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4 . — С.5.

[8] Совет Европы и Россия. — 2002. — № 2. — С. — 46 — 55.

[1] См.: ФЗ от 31 октября 2002 г. №133-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РФ и Кодекс РФ об административных правонарушениях» // СЗ РФ. №44. Ст. 4298.

Отграничение коммерческого подкупа от взяточничества

[2] См.: ФЗ от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» // СЗ РФ. №50. Ст. 4848.

[41] См.: Катаев Н.А., Сердюк Л.В. Коррупция (уголовно-правовой и

Ответственность за взяточничество (ст. ст. 290, 291 УК) предусмотрена в разделе 10 «Преступления против государственной власти», главе 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Этим законодатель определил место рассматриваемых норм в системе общественных отношений, которые возникают, развиваются и прекращаются в сфере реализации государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

[12] Егорова Н.А. Уголовная ответственность за коррупцию в свете Европейской Конвенции 1999 года и УК РФ/ Н.А. Егорова // Правовая политика и правовая жизнь. — 2003. — № 3.

Непосредственным объектом взяточничества следует признать общественные отношения по организации, обеспечению и реализации законной деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

<*> В этом получение взятки шире злоупотребления должностными полномочиями.

Законодатель рассматривает коммерческий подкуп в качестве менее опасного преступления, чем взяточничество, хотя наказание за коммерческий подкуп достаточно сурово (до 5 лет лишения свободы).

Кроме того, примечание к ст. 201 УК предусматривает особые процессуальные предпосылки уголовного преследования за коммерческий подкуп — если деяние причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется только по заявлению этой организации или с ее согласия. Если деяние причинило вред интересам других организаций или граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Указанное примечание вызвало резкую критику в юридической литературе, поскольку коммерческий подкуп совершается, как правило, в отношении руководителя организации, который и должен обратиться с заявлением с просьбой возбудить уголовное дело или дать согласие на собственное уголовное преследование. Фактически уголовное преследование за коммерческий подкуп руководителя организации возможно было только после его увольнения с должности либо в случае, когда какой-либо конкретный вред причинялся интересам граждан, общества или государства, государственному или муниципальному предприятию или иной организации. Причем абстрактный вред, который причиняет любое проявление продажности управленца интересам общества, был явно недостаточен, поскольку тогда примечание к ст. 201 утрачивало всякий смысл.

Позиция Верховного Суда по этому вопросу остается не бесспорной. То обстоятельство, что коммерческий подкуп является преступлением с формальным составом, очевидно из диспозиции ст. 204 УК. Примечание к ст. 201 УК никакого отношения к определению признаков состава преступления не имеет. Она лишь устанавливает особый порядок уголовного преследования преступлений, предусмотренных в главе 23 УК. Любое преступление причиняет тот или иной вред. Однако в преступлениях с формальными составами этот вред находится за рамками состава преступления, его объективной стороны. Однако вред этот должен быть установлен как факт, имеющий процессуальное значение, а также учитывается при назначении наказания (п. "б" ст. 63 УК).

<**> Хотя указанные последствия и находятся за рамками состава преступления, т.к. состав получения взятки — формальный.

Дача и получение взятки могут образовать совокупность с хищением, если средства для дачи взятки похищаются. Если должностному лицу известно, что взятка дается или будет дана за счет имущества, заведомо добытого преступным путем, — содеянное образует по совокупности со взяточничеством приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, или отмывание денег (если взятка, например, дается в пользу организации в безналичной форме). Вместе с тем соучастие в хищении будет только при наличии всех признаков соучастия и при условии совершения конкретных действий, которые образуют соисполнительство, пособничество, подстрекательство или действия организатора преступления.

<**> Обзор практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1992 г.

Поэтому, если должностное лицо, даже и находясь при исполнении служебных полномочий (в том числе и в форме), совершает разбойное нападение или насильственный грабеж — содеянное квалифицируется по статье, предусматривающей ответственность за хищение. Отличие получения взятки от насильственного грабежа, разбоя или вымогательства связано как с объективными (содержание угрозы), так и с субъективными признаками преступления (за что дается взятка). Если лицо передает должностному лицу деньги или вещи с целью избежать физического насилия, применением которого угрожает должностное лицо, — содеянное квалифицируется как преступление против собственности. Если должностное лицо угрожает разглашением позорящих сведений и это разглашение связано с выполнением должностных функций — содеянное образует получение взятки, а если такой связи нет — вымогательство.

Отграничение дачи взятки от получения

если при совершении сделки лицу, оплачивающему неучтенными деньгами выгодные условия договора, не известно, действует ли директор организации — контрагента в личных интересах либо в интересах представляемой организации, а, получив деньги, тот обращает их в свою пользу (в этом случае предоставитель "черных" денег просто платит за товары, услуги, помогает "обналичить" деньги, а вовсе не дает взятку);

Практическое значение имеет разграничение коммерческого подкупа и получения взятки по субъекту преступления. Если субъектом получения взятки является должностное лицо (т.е. представитель власти, а также лицо, выполняющее управленческие функции в государственных и муниципальных органах и учреждениях, в войсках и в воинских формированиях), то субъектом коммерческого подкупа (пассивного) будет лицо, выполняющее управленческие функции в любой другой организации, как в коммерческой, так и в некоммерческой (в т.ч. в хозяйственных обществах и товариществах, в кооперативах, на государственном предприятии, в политической партии, религиозном или ином общественном объединении и др.). При этом следует учитывать, что работники коммерческих и иных организаций могут быть должностными лицами, если являются представителями власти по специальному полномочию (например, инспектора труда профсоюзов).

Ст. 289 УК предусматривает ответственность за учреждение должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме.

<*> В отечественной цивилистике этот вопрос не исследован. Исследование этого важнейшего для правовой доктрины вопроса подменяется исследованием проблемы "субстрата" юридического лица (в основном в тех границах, в которых этот вопрос обсуждался в германской теории в XIX столетии). Удачной представляется разработка этого вопроса в английской доктрине, где под интересом компании понимается баланс интересов ее участников, работников, кредиторов и общественных интересов.

Proudly powered by WordPress